Меню
Главная - Полезная информация - Как квалифицируется сокрытие преступления согласно уголовному кодексу

Как квалифицируется сокрытие преступления согласно уголовному кодексу

При подтверждении корыстной заинтересованности как мотива укрытия преступления от учета каких-либо препятствий к возбуждению уголовного дела в отношении должностного лица, как правило, не возникает. В таких случаях надлежит устанавливать также источник корыстной заинтересованности, которым часто является взятка.

Так, Всеволожским городским судом Ленинградской области оперуполномоченный уголовного розыска С. осужден по ч. 1 ст. 285 и ч. 2 ст. 290 УК РФ за то, что, выявив факт совершения Я. преступления — незаконного приобретения и хранения наркотических средств, мер к регистрации выявленного преступления не принял, материал уничтожил, за что получил от Я. 2000 рублей [4].

По мнению Любавиной М. А., корыстная заинтересованность может в том числе проявляться и в желании получить премию по итогам службы.


Важноimportant
При этом, после отмены органами прокуратуры данных постановлений, возбуждено 181 405 уголовных дел. Вместе с тем, в 2016 году подразделениями МВД всего возбуждено 1 848 129 уголовных дел. Таким образом, 9,8 % всех возбужденных в 2016 году подразделениями МВД России уголовных дел возбуждены только после отмены органами прокуратуры незаконных и необоснованных постановлений об отказе в их возбуждении.

Очевидно, что как в российском научном сообществе, так и у работников прокуратуры достаточно остро стоит вопрос о многочисленности нарушений законов, совершаемых должностными лицами органов внутренних дел.


Так, Варыгин А. Н. в статье «Нарушения законности в деятельности органов внутренних дел» утверждает, что самыми распространенными видами нарушения законности, допускаемыми работниками органов внутренних дел, являются нарушения норм уголовно-процессуального законодательства.

Как квалифицируется сокрытие преступления согласно уголовному кодексу

Инфоinfo
Если же угроза смертью могла быть реализована в отношении укрывателя только в будущем, то необходима квалификация по ст. 316 УК РФ. Если заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления было содеяно в результате применения физического или психического принуждения (ст. 40 УК РФ), то уголовная ответственность укрывателя исключается либо по правилам непреодолимой силы (если по причине физического принуждения виновное лицо не могло руководить своими действиями), либо при соблюдении условий крайней необходимости (если вследствие физического или психического принуждения субъект сохранил возможность руководить своими действиями и, таким образом, выбирать между вредом, причинением которого ему угрожали, и тем вредом, который был необходим для устранения этой угрозы). В противном случае, когда имеет место превышение пределов крайней необходимости (ч.

2 ст.
Как правило, уголовные дела возбуждаются по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 292 УК РФ. Отсутствие единой правоприменительной практики объясняется, прежде всего, тем, что указанные составы преступлений не могут в полной мере отражать сущность должностного преступления, связанного с сокрытием преступления от учета [3].

Существует несколько ключевых проблем при доказывании преступного злоупотребления или превышения должностным лицом своих полномочий путем укрытия преступления от учета.

Возникают проблемы при доказывании мотива преступного действия, который является обязательной частью состава преступления, предусмотренного ст. ст.

Должностное укрывательство преступлений

Макаров С., судья Иркутского областного суда, кандидат юридических наук, доцент.

Уголовная ответственность за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений предусмотрена ст. 316 УК РФ. Если лицо участвует в преступлении, заранее обещая укрыть его, оно отвечает за пособничество. На общих основаниях ответственность за эти преступления несут как частные, так и должностные лица.

Сокрытие преступлений должностным лицом — представителем власти, в полномочия которого входит выявление, регистрация, раскрытие преступлений, возбуждение и расследование уголовного дела, не предусмотрено специальными нормами.


Но может быть квалифицировано по ст. ст. 285, 286, 292 УК, а когда это сопровождается незаконным освобождением от уголовной ответственности лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, — по ст.

При этом осужденные потребовали у К. деньги. К. стал сопротивляться, однако осужденные не давали ему возможности освободиться и Байбородов приставил нож к телу потерпевшего, последний отобрал нож у Байбородова и выбросил его под машину, сам выбрался из машины и вытащил осужденных, которые продолжали удерживать его. При этом потерпевший К. схватил Коновалова и стал прижимать его к машине, а Байбородов, выходя за пределы имевшей место договоренности, достал нож и нанес удар в шею потерпевшего. После того, как К. упал, осужденные обыскали его, завладели его деньгами, документами и шапкой.
Затем осужденные положили труп К. в машину, привезли его на тракт, где недалеко от автодороги оставили и засыпали снегом. Указанные действия Коновалова суд квалифицировал по п. п. «а», «б», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ, а также по ст. 316 УК РФ как укрывательство особо тяжкого преступления.
Такие нарушения заключаются прежде всего в необоснованных отказах в возбуждении уголовных дел [1].

По словам Меретукова А.А, обеспечение законности и обоснованности решений об отказе в возбуждении уголовного дела, является одним из приоритетных направлений деятельности как системы МВД РФ, так и Прокуратуры РФ. Невозбуждение или несвоевременное возбуждение уголовного дела, как правило, приводит к сокрытию преступлений, к утрате доказательств, без которых осложняется или становится невозможным установление истины по делу, также к несвоевременному принятию мер по розыску лиц, совершивших преступление [2].

Между тем, несмотря на распространенный характер указанных нарушений и высокий показатель их выявления силами прокуратуры, возникают большие трудности с привлечением должностных лиц к серьезной ответственности, тем более — к уголовной.

УК РФ за соучастие (в форме подстрекательства) в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления (убийства), даже несмотря на то обстоятельство, что Кунгурова, совершившая это убийство, впоследствии была признана невменяемой в отношении инкриминируемого ей деяния <7. ——————————— <7 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 7. С. 11 — 12.

Думается, что эта позиция является правильной, так как укрывательство в названных выше случаях осуществляется в отношении деяний, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, и свойства субъекта укрываемого деяния не должны влиять на решение наличия состава преступления в действиях укрывающего запрещенное уголовным законом деяние. Мотивы преступления разнообразны — корысть, страх перед преступником, дружеские отношения с виновным и др.

Особенно жестко следует относиться к судебным органам, которые также могут активно принимать участие в укрывательстве, преследуя, таким образом, свои корыстные цели.

Как видим, что в статье о сокрытии преступления имеются свои недоработки, которые в дальнейшем обязательно необходимо убрать. Для того чтобы конфликт можно было разрешить с помощью точных действий, необходимы точные критерии привлечения к ответственности лиц, которые имеют хоть малейшее отношение к преступлению. Укрывательства преступлений могут трактоваться совершенно по–разному, что дает возможность суду не всегда вынести объективную оценку деяниям.
Результат таких действий может быть разным. Иногда за решеткой оказываются совсем не виновные люди, а настоящие преступники продолжают нарушать закон, находясь на свободе. А ведь всего этого можно легко избежать, внеся небольшие поправки в закон.

Однако применительно к субъективной стороне состава преступления на практике возник вопрос о том, должны ли охватываться осознанием виновного обстоятельства, относящиеся к личности преступника, которого он укрывает. В частности, речь идет об ответственности по ст. 316 УК РФ в случае, когда укрываемое преступление совершено невменяемым. Проблема возникает в связи с тем, что если вред причиняется невменяемым или лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, совершается, а следовательно, и укрывается не преступление, а общественно опасное деяние.
Однако практика при решении этого вопроса пошла по пути расширительного применения ст. 316 УК РФ. Так, в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 27 февраля 2002 г. по делу Машковой отмечалось, что Машкова должна нести уголовную ответственность по ч. 4 ст. 33, ст.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *